Росатом присоединяется к развитию донорства костного мозга

В Росатоме в начале недели прошла лекция о донорстве костного мозга — первая в серии совместных мероприятий Русфонда и Росатома по развитию Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. 20 февраля сотрудники госкорпорации сдадут кровь в своем московском офисе, чтобы вступить в Национальный
РДКМ.

На лекцию Русфонда в офисе Росатома собралось около 40 человек, еще 80 сотрудников смотрели онлайн-трансляцию в регионах. «Я мама ребенка-ангела,— берет микрофон Снежана Каратаева из сибирского села Ермаковского.— В восемь месяцев моя дочь начала часто простужаться. Врачи направили ее на анализы и сразу забрали в больницу, заподозрив рак крови. Нужна была пересадка, но донора найти не смогли. Дана умерла».

Снежана — корреспондент бюллетеня для потенциальных доноров костного мозга «Кровь5», созданного «Русфондом». Она читает лекцию, которая дает возможность из первых рук узнать, что такое трансплантация костного мозга, зачем и кому она нужна, как стать донором и безопасно ли это для здоровья.

Сотрудники Росатома спрашивают о потребностях страны в трансплантатах, сколько потенциальных доноров становятся реальными (менее 1%.— Русфонд) и есть ли господдержка доноров костного мозга — такая же, как доноров крови (нет.— Русфонд). Услышав отрицательный ответ на последний вопрос, они сразу предлагают провести круглый стол с чиновниками и обсудить возможность господдержки. В зале собрались управленцы — отсюда и деловой подход.

«Какой процент пациентов излечивается после трансплантации?» — строго спрашивает девушка в зеленом платье.

«Детские лейкозы хорошо лечатся: большинство пациентов выздоравливают,— отвечает руководитель отдела рекрутинга Русфонда Евгения Лобачева.— Со взрослыми лейкозами пока не все так радужно. Только ведь,например, сорокалетний мужчина — чей-то отец, муж и сын. И ни один трансплантолог, и никто из нас не взялся бы решать, чья жизнь более ценна — этого мужчины или десятилетней малышки».

«На поиск зарубежного донора уходят месяцы,— берет микрофон мужчина с аккуратной бородкой.— Есть ли шанс, что в национальном регистре поиск будет быстрее?»

«Конечно,— отвечает Евгения Лобачева.— Врач заходит в донорскую базу и за пару минут узнает, есть ли совместимые доноры. Еще две-три недели надо, чтобы связаться с донором, обследовать его и взять костный мозг для пересадки больному».

20 февраля сотрудники Росатома сдадут кровь в московском офисе, позже донорские акции пройдут в других городах России — Росатом объединяет около 360 предприятий. «Я заинтересовался донорством костного мозга, когда участвовал в конкурсе «Лидеры России»,— рассказывает начальник управления инжиниринговой компании АСЭ Алексей Карсаков из Нижнего Новгорода.— Для участия в финале конкурса следовало реализовать социальный проект. Из конкурса я выбыл, но проект меня захватил. В Нижнем Новгороде в регистр вошли 62 человека. Теперь мы хотим привлечь больше людей из разных компаний через центральный офис».

Источник: «Коммерсантъ»