RU

Государственный научный центр РФ — Физико-энергетический институт имени Лейпунского (входит в контур управления предприятия Росатома АО "Наука и Инновации") внес большой вклад в создание и развитие многих направлений российской атомной отрасли, отмечающей свое 70-летие. О том, как работает институт сейчас, РИА "Новости" рассказал директор ФЭИ Андрей Говердовский.

— С чем институт подходит к 70-летнему юбилею атомной отрасли?

— Физико-энергетический институт развивается в последние годы очень динамично, осваивая новые перспективные направления исследований и разработок с выходом на рынок, в том числе и международный. Помимо традиционной для нас ядерно-энергетической области мы расширяем свои компетенции в неядерной сфере, в том числе неэнергетической. Дело в том, что ФЭИ не является моноинститутом, спектр наших научных интересов очень широк — это и быстрые реакторы, и поставки диагностического оборудования для АЭС, радиофармацевтических препаратов и изотопной продукции промышленного назначения, и решение задач в области добычи и переработки нефти и многое другое.

Что очень важно — это расширение занятости в сфере интеллектуального труда с использованием мощной экспериментальной базы. Мы нарастили оборонную часть практически вдвое, серьезно работаем по арктической тематике, не только не потеряли свои компетенции в космической ядерной энергетике, но и активно их наращиваем, осуществляем целый ряд экспериментальных работ по новым материалам. Для решения поставленных задач мы в последние годы серьезно обновили целый блок производства, провели реорганизацию института и создали ряд новых отделений под конкретные цели.

— Что можно назвать в числе основных достижений института за последние годы?

— Из важнейших фундаментальных научных результатов, достигнутых учеными института, стоит выделить открытие явления распада нагретого тяжелого ядра на фрагменты в основных квантовых состояниях, или так называемое истинно холодное деление. Это, если проводить образное сравнение, равносильно обнаружению льдинок в стакане горячего чая.

Еще одним серьезным научно-технологическим достижением стоит назвать создание впервые в мире из монокристаллов металлов уникальных оболочек тепловыделяющих элементов для силовой установки мегаваттного класса в рамках проекта полетов на Марс.

Наши специалисты разработали и создали комплексную систему контроля течи теплоносителя реакторной установки водо-водяных энергетических реакторов и комплексную систему автоматизированного контроля течи, которая предназначена для контроля герметичности оборудования и трубопроводов на технически сложных и потенциально опасных промышленных объектах. В общем, нам реально есть чем гордиться и что показать на самом высоком уровне.

— Как обстоят дела с финансовым состоянием ФЭИ? Вопрос не праздный, особенно на фоне того, что про якобы не очень хорошее состояние института периодически появляются публикации в СМИ.

— Давайте посмотрим на реальные цифры, они говорят сами за себя. Рост выручки ФЭИ в 2014 году в сравнении с 2013 годом составил 36%. Рост производительности труда — на уровне 33%. Реализуются программы технического перевооружения, капитального строительства. Значительные средства расходуются в социальной сфере. И все это в условиях негативных явлений кризисного характера, сокращения бюджетного финансирования по ряду направлений. Публикационная активность в ведущих мировых научных изданиях выросла на 14%. Это показатель того, что в ФЭИ ведутся интересные всему миру научные исследования. В 2014 да и в 2015 годах институт выиграл несколько грантов на субсидии по линии Минобрнауки. Таким образом, трехтысячный коллектив института загружен оплачиваемой работой. Кстати, в последние годы коллектив серьезно омолодился за счет привлечения талантливых и перспективных выпускников вузов на новые интересные направления.

— А что с сокращениями в ФЭИ? Говорят, что они обширны и что уходят лучшие сотрудники.

— Обратимся опять к упрямой вещи, к цифрам. В прошлом году сокращены девять человек, в текущем шесть. Мы не хотим расставаться с высококлассными специалистами, в какие бы экономические условия ни попали лаборатории, в которых они работают. Из всего трехтысячного коллектива оптимизация коснулась примерно 50 человек. Заметим, что частично сотрудники из этого числа уже со второй половины года работают в условиях полной занятости.

— Недавно завершился судебный процесс над бывшим и.о. директора ФЭИ Сергеем Калякиным, которого осудили на семь лет лишения свободы. Как вы оцениваете ситуацию, сложившуюся вокруг этого дела?

— Калякина я знаю давно, ведь вся моя жизнь прошла в стенах родного ФЭИ. Без сомнения, Сергей Калякин внес свой вклад в развитие науки и техники. И я до последнего не верил, что он виновен. Неоднократно писал ходатайства об изменении меры пресечения, надеясь на его помощь в качестве моего зама по науке и директора крупнейшего отделения института. Сергей Георгиевич прекрасный, талантливый специалист и организатор, а в личностном плане человек приятный и общительный. Но суд принял свое решение, которое оспаривать не собираюсь.

Ситуацию вокруг Калякина часто выставляют как конфликт между АО "Наука и инновации" и ФЭИ, но ответственно заявляю, что подобного конфликта в системе Росатома просто быть не могло организационно. ФЭИ вместе с рядом других научных институтов вошел в контур управления АО "НиИ" решением Росатома после утверждения руководством госкорпорации стратегии консолидации управления научными активами, а не в силу какого-то волюнтаризма. Существует подписанный с двух сторон регламент взаимодействия между ФЭИ и "НиИ". Придуманная прессой история про 3% от оборота ФЭИ, которые якобы требовали от Калякина перечислять на счета АО "НиИ", не имеет никакого документального подтверждения. За последние годы я как генеральный директор института ни разу не получал от кого бы то ни было никаких требований указанного характера. Не было подобных вещей и в другом ФГУПе в Подольске, которым я руководил по совместительству почти год.

Другой миф — о непрофильных активах института. Они все на месте, даже сейчас, когда институт реорганизован в акционерное общество.

Наш институт постоянно проверяют все ответственные за контроль и соблюдение законов органы. А в 2013 году мы предотвратили заключение сомнительных контрактов более чем на 100 миллионов рублей. Волнения и суматоха вокруг обсуждаемого дела организовываются людьми, преследующими свои скрытые деструктивные цели, и будут сведены на нет нашим дальнейшим развитием и новыми яркими успехами.

У нас высокие достижения в разных областях атомной науки (РИА "Новости")
У нас высокие достижения в разных областях атомной науки (РИА "Новости")