Рус Eng
Специалисты "Росатома" помогают Таджикистану и Киргизии устранить радиологические угрозы из прошлого. Про этот завод еще двадцать лет назад на известный мотив было сказано: его зарыли в шар земной. Мои коллеги, журналисты Юрий Кушко и Дмитрий Байрак привезли тогда из Таджикистана специальный репортаж о том, как разбираются с радиоактивными "хвостами" атомного проекта и гонки вооружений в одной, отдельно взятой республике распавшегося СССР.

О руднике, где был добыт уран для первой советской атомной бомбы (по словам тогдашнего министра Ефима Славского), и первых цехах-навесах с емкостями для выщелачивания "полезного продукта" теперь не напоминает даже название близлежащего населенного пункта. Поселок городского типа Табошар Согдийской области Республики Таджикистан в 2012 году переименован в город Истиклол.

Но по решению Совета глав правительств СНГ от 29 мая 2015 года в межгосударственную целевую программу "Рекультивация территорий государств, подвергшихся воздействию уранодобывающих производств", он вошел под своим исконным названием - как объект "Табошар". И с этого момента, благодаря появлению целевой программы, вновь засветилась надежда, что "хвостом атомного дракона" займутся по-настоящему.

И сообща, с учетом накопленного опыта, решат проблемы, доставшиеся нам из прошлого.

Как рассказали "РГ" в "Росатоме", который определен координатором межгосударственной целевой программы, национальными заказчиками по ней выступают Минэнерго Республики Казахстан, МЧС Кыргызской Республики, ФМБА России, Министерство промышленности и новых технологий Республики Таджикистан. Головным исполнителем по результатам конкурсной процедуры признан Федеральный центр ядерной и радиационной безопасности (входит в контур управления ГК "Росатом").

На что нацелена программа и как расставлены приоритеты? С точки зрения потенциальной опасности для населения и окружающей среды наиболее критическими объектами признаны хвостохранилища и места приповерхностного захоронения отходов. В Киргизии к таким отнесены объекты Каджи-Сай и Мин-Куш (хвостохранилище Туюк-Су), в Таджикистане, как уже сказано, - объект "Табошар". Причем в этой республике по сравнению с Казахстаном, Киргизией и самой Россией работы по рекультивации нарушенных территорий выполнены в наименьшей степени, а объекты урановых производств представляют "транснациональную угрозу".

В России, в Федеральном центре ядерной и радиационной безопасности, такую заостренную постановку вопроса - о транснациональном характере угроз - объясняют особенным, как правило, высокогорным расположением урановых отвалов, хвостохранилищ и прочих объектов, давно не работающих или просто заброшенных. В ряде мест отмечена реальная опасность прорыва защитных сооружений, фильтрации радионуклидов в больших объемах, а где-то уже разрушены инженерные барьеры, обводные каналы и нельзя исключить масштабного разноса загрязнений в реки и близлежащие водоемы... К объектам первостепенной важности в Киргизии отнесены Каджи-Сай и Мин-Куш,?в Таджикистане - "Табошар".

Генеральный директор упомянутого центра Андрей Голиней только недавно вернулся из Душанбе, где на государственную экспертизу правительству Таджикистана была официально передана проектная документация по рекультивации объектов промышленной площадки "Табошар". А до этого силами российских специалистов совместно с таджикскими коллегами были проведены комплексные инженерные изыскания непосредственно на площадке, уточнены ее геологические и гидрологические условия, выполнены топо- и геодезическая съемки, взяты образцы грунта и растительности, произведены замеры на радон и поверхностное гамма-излучение.

На этапе научно-исследовательских работ совместно со специалистами ФМБА России и санэпиднадзором Таджикистана оценено влияние объекта "Табошар" на здоровье населения, разработана программа социально-гигиенического мониторинга. А кроме того, в городе Истиклол состоялись общественные слушания, по результатам которых получено одобрение общественности и подписан соответствующий протокол.

- Цена вопроса по той проектной документации, что мы представили, почти 734 миллиона рублей, - уточнил Андрей Голиней. - Но это не значит, что расходы в таком объеме лягут на Таджикистан. По условиям межгосударственной целевой программы три четверти затрат принимает на себя Россия, 15 процентов - Казахстан, а Таджикистан и Киргизия - по 5 процентов...

И это, замечу уже от себя, абсолютно справедливо. Потому что в конце 40-х, в 50-е да и потом, приходя за сырьем (не только урановым), старший брат не очень-то церемонился - что на своей, исконно русской земле, что у соседей. Возвращать отцовские долги и не создавать новых, уже для своих детей и внуков, - только так и надо поступать, если хотим себя уважать и чтобы нас уважали.

"Росатом" и его дочерние структуры показывают в этом достойный пример. По словам Андрея Голинея, к их работе на разных этапах были подключены специалисты отраслевых научно-исследовательских и проектно-изыскательных организаций, в частности, ВНИПИпромтехнологии и ВНИИ химической технологии.

Сейчас, что называется, мяч на стороне Душанбе. От властей Таджикистана ждут согласования проектной документации, чтобы начать уже практические работы по рекультивации проблемных территорий и созданию, где это необходимо, более надежных и современных защитных барьеров. При этом с российской стороны не исключают, что к участию могут быть привлечены таджикские субподрядные организации - с их же техникой и предварительно обученным персоналом, как это уже практикуется на аналогичных объектах в Киргизии. Визитная карточка. В активе Федерального центра ядерной и радиационной безопасности (образован в августе 2007 года решением правительства РФ для централизованного управления проектами по обращению с ОЯТ и РАО) уже не один десяток крупных проектов на территории России и тех, что реализованы совместно с зарубежными партнерами. По-своему знаковыми стали полный вывод из эксплуатации по варианту безопасного захоронения на месте промышленного уран-графитового реактора  в Томской области, удаление облученного ядерного топлива с баз хранения ВМФ в Приморье и Мурманской области, безопасный вывоз поврежденного ОЯТ с венгеркой АЭС "Пакш", вывоз из Польши облученного ядерного топлива исследовательского реактора "Мария". А в прошлом году "восклицательный знак" был поставлен в Москве: прямо в городской застройке, на территории ВНИИ неорганичеких материалов имени академика Бочвара, был демонтирован лабораторный корпус "Б", удалены все связанные с ним загрязнения, а территория восстановлена до состояния "зеленая лужайка".
Источник: РГ.Ру