Заместитель генерального директора по персоналу Росатома Татьяна Терентьева - о культуре безопасности в этой госкорпорации, об ответе на вызов пандемии и ответственности за здоровье каждого работника, а также о подготовке специалистов для атомной отрасли и о том, что нужно для мотивации сотрудников.
Forbes Russia: Как пандемия повлияла на работу Росатома?
Татьяна Терентьева: Вообще цифровые технологии уже изменили мир к этому времени, а пандемия еще сильнее, всего за несколько месяцев, обозначила тот кризис, о котором мы с вами говорим. Этот год стал для многих бизнесов проверкой – в чем их ценность? Насколько быстро организация может меняться и адаптироваться?
Могу сказать, что Росатом с честью принял этот вызов, мы очень быстро переориентировались: за месяц перевели на удалённую работу порядка 40 тысяч человек. Это по понятным причинам не коснулось специалистов, которые обеспечивают бесперебойность подачи электроэнергии и работ на ядерных установках – речь лишь о поддерживающих функциях. Но мы смогли это сделать быстро и эффективно.
Мы запускаем у себя все новые и новые программы с тем, чтобы наши сотрудники могли выполнять свою работу на высочайшем уровне. Мы моментально запустили программу поддержки сотрудников, ведь удаленная работа – это стресс, и программу онлайн-обучения, так как необходимо объяснять сотрудникам, что происходит. На сегодняшний день более 50 тысяч наших сотрудников прошли это обучение, всего проведено более 2,5 тысяч курсов.
Корпоративная культура меняется с огромной скоростью: мы собираем большие конференции, по 300-500 человек – ни одна корпорация не может поделиться такими цифрами! При этом обсуждаются разные вопросы, ушли барьеры. Каждый сотрудник может задать своему руководителю вопрос, который его интересует. Не говоря уже о той коммуникации, которую мы активно проводим, открыто делясь всей информацией о том, что происходит – сколько человек у нас заболевает, что компания делает для борьбы с коронавирусом.
- Какие меры принимает госкорпорация для безопасности сотрудников?
- Все-таки мы особая корпорация – работаем в зоне высоких рисков и ответственности, поэтому тема безопасности, в том числе безопасности здоровья – это наша основа. Мы не совсем госкорпорация в том смысле, как многие это понимают. То, что мы сделали в период пандемии – многие вещи были на шаг впереди международных компаний. Это и менторинг-программы, и детская арт-академия (надо было и детей в семьях занимать), это и психологическая поддержка (были открыты линии психологической помощи), и прямые коммуникации каждого руководителя. Там, где сотрудники должны были быть на площадке, выходили и их руководители, они посещали эти площадки. Безусловно, все меры предосторожности были при этом соблюдены. Для нас безопасность – тема номер один, это заложено в нашей культуре, это наш базис.
Мы как госкорпорация несем ответственность не только за своих сотрудников, которых около 250 тысяч человек. У нас есть 25 городов, за население которых мы отвечаем также в полной мере. Это не только наши закрытые города, но и города-спутники атомных станций, всего в них порядка 2,5 миллионов жителей. Норма для нас – беспокоиться не только за сотрудников, но и за членов их семей. Мы также поддерживаем малый бизнес, который существует в этих городах. Мы понимаем: если население не будет соблюдать необходимые правила безопасности, это все принесется потом и на нашу площадку. Поэтому наша ответственность давно вышла далеко за рамки корпорации.
- Как Росатом готовит свои кадры?
- Новые инженеры – те, которые знают не только ядерную физику, они умеют также вести переговоры, знают экономику, цифровые технологии. И это серьезный вызов. Мы готовим специалистов начиная даже не со студенческой, а со школьной скамьи. Наша кадровая политика была принята 11 лет назад. Была открыта «Школа Росатома», где мы занимаемся не только самими детьми, давая им возможность более углубленного изучения предметов, но преподавателями в первую очередь. Преподаватели в школах играют ключевую роль! И это дало свой результат. Собственно, у нас средний балл по ЕГЭ очень высок, 94 балла на наше ядерное образование в МИФИ. Для нас важно, чтобы была высокая конкуренция, чтобы мы могли выбирать лучших из лучших. И этой цели мы достигли, у нас сильное партнерство с нашими опорными вузами – раньше их было 12, а сейчас 18. Престижно быть опорным вузом Росатома. Безусловно, наше взаимодействие с вузами и с преподавателями очень плотное.
- А как насчет повышения квалификации сотрудников?
- Наша корпорация уникальна тем, что у нас работает сразу пять поколений. Это и упомянутая «Школа Росатома», и опорные вузы, и две академии, которые продолжают подготовку с того момента, когда к нам только пришел новый сотрудник. Это и адаптационные программы, и кадровые резервы, если это победители всяческих турниров и конкурсов, в которых мы активно участвуем – мы в этом заинтересованы. Это в том числе и программы наставничества и менторства, которые поддерживают и молодежь, и резервистов. Сообщество, которое насчитывает уже порядка 10 тысяч человек, является силой, которая помогает всем – и молодежи, и более взрослым сотрудникам – найти свое место и пройти обучение. У нас есть 12 центров компетенций – ребята сами пришли с идеей, мы их поддержали, и они формируют программу вместе с колледжами. Безусловно, находят свое место и наши опытные специалисты 50+, и молодые, которые хотят делиться опытом. Важна сама готовность делиться знаниями, когда ты чувствуешь, что у тебя есть эта потребность. И мы даем им такие возможности. Самое важное направление, которое активно развивается сейчас у нас – это обучение peers-to-peers (Р2Р, «равный к равному» – ред.). Наши специалисты записывают короткие видео и обучают своих коллег.
- Каким критериям нужно соответствовать для работы в Росатоме?
- Мы не смотрим на возраст – важен опыт, желание, мотивация. Важно, чтобы вот этот драйв был у человека! В Росатоме очень сложные, действительно очень сложные проекты. Специалисты тех цифровых компаний, с которыми мы делаем совместные сервисы, выигрывают конкурсы, заходят к нам и говорят: «Слушайте, у нас все так просто, а у вас гораздо сложнее!»
Мы для тех, кто хочет сложных задач, кто хочет, чтобы был challenge – особых, мозговитых ребят. Вот мы – для них. Действительно, вызовы крайне серьезные – приходится решать то, что они еще никогда и нигде не решали. Помимо масштабных программ, которые поддерживают наши центры квалификации и академии, у нас есть для этого все возможности.
Главное, чтобы у человека была мотивация и желание двигаться вперед. И что немаловажно – готовность следовать культуре безопасности, которая крайне для нас важна. Мы присоединились сейчас к движению VisionZero, у него такая амбициозная цель: нулевой травматизм. Это возможно, и мы к этому движемся как с точки зрения общей культуры безопасности, так и готовности каждого человека ей следовать. То, что мы вовремя начали заниматься этой идеологией, нам помогло, на мой взгляд, и во время COVID-19 быстро перестроиться, понять, что это такое и как себя вести.



Источник: Forbes Russia
Татьяна Терентьева: «Росатом – для тех, кто хочет сложных задач»
Татьяна Терентьева: «Росатом – для тех, кто хочет сложных задач»