Топливная компания Росатома «ТВЭЛ» является одной из ключевых структур в российской атомной отрасли. Компания давно и прочно занимает первое место в мире в части услуг по обогащению урана и поставок ядерного топлива для нужд атомной энергетики и исследовательских ядерных реакторов. В сентябре 2017 года топливную компанию возглавила Наталья Никипелова, до этого работавшая вице-президентом ТВЭЛ по финансам, экономике и корпоративному управлению. О том, за счет каких новых разработок «ТВЭЛ» планирует удержать мировое лидерство, почему западные заказчики заинтересованы в продукции российской компании и когда ТВЭЛ планирует представить свое ядерное топливо, позволяющее избежать аварии, как на японской АЭС «Фукусима-1», Наталья Никипелова рассказала в интервью РИА «Новости». 
— Наталья Владимировна, с какими показателями топливная компания вошла в нынешний год?
— Показатели в 2017 году очень хорошие. Мы получили более 40 миллиардов рублей чистой прибыли. Выручка планировалась на уровне 178 миллиардов рублей, а фактически составила более 180 миллиардов. Причем план перевыполнен в основном по ядерному направлению бизнеса. Вместе с тем показатель выручки по новым продуктам неудовлетворительный. Рынок специфический, и пока мы учимся на нем работать как следует. Это очень большой вызов для нас. Кроме того, мы существенно перевыполнили такой отраслевой показатель, как скорректированный свободный денежный поток. Планировали порядка 68 миллиардов рублей, а получился 81 миллиард. Это весомая добавка в бюджет Госкорпорации «Росатом».
Производительность труда в целом по компании на очень хорошем уровне — порядка 8,5 миллиона рублей на человека. В нашей стране такая цифра встречается не часто. Нам также удалось существенно пополнить портфель зарубежных заказов. Сегодня он превышает 10 миллиардов долларов, и это только по ядерной продукции. По этому показателю тоже есть положительная динамика: он вырос в 2017 году на 7%.
— За счет чего?
— Мы устойчиво чувствуем себя на зарубежных рынках. Конкурентоспособность «ТВЭЛ» основывается на трех факторах. Прежде всего это высокое качество продукции. Эксплуатационные характеристики это подтверждают.
Во-вторых, мы постоянно предлагаем своим клиентам новое топливо, учитывая их индивидуальные пожелания. Наконец, нас отличают привлекательные ценовые предложения, которые базируются на очень хорошей себестоимости топлива. Она обеспечивается в том числе благодаря эффективным газовым центрифугам, которые создают низкую себестоимость обогащения урана, и это, в свою очередь, создает основу относительно невысокой себестоимости топливных сборок.
Все это позволяет нам чувствовать себя уверенно на международном рынке. Наши зарубежные партнеры понимают, что внешнеполитическая ситуация накладывает свой отпечаток, но, несмотря на это, потребители могут понятно объяснить своим правительствам и регулирующим органам, почему они закупают топливо Росатома.
— «ТВЭЛ» давно удерживает за собой мировое лидерство в том, что называется начальной стадией ядерного топливного цикла. Это, безусловно, заслуженно и приятно. Но, с другой стороны, не проскальзывает у компании самоуспокоенность и почивание на лаврах?
— Ни в коем случае. Мы работаем в условиях жесточайшей конкуренции, когда другие компании зачастую используют нерыночные методы борьбы. И чтобы в этих условиях сохранять и расширять свои позиции, нужно быть самыми лучшими. Поэтому мы никогда не останавливаем наши научно-исследовательские работы. Почти каждый день я провожу совещания по разным направлениям исследований. Порядка 5% выручки «ТВЭЛ» выделяет на НИОКР. Мы не тратим эти деньги впустую — это вложения в завтрашний день.
— Можете ли вы привести примеры ведущихся исследований?
— «ТВЭЛ» активно занимаемся разработкой новых видов ядерного топлива. Одним из них является так называемое толерантное топливо, устойчивое к авариям. Кроме того, оно более эффективно, так как позволит увеличить продолжительность топливной кампании. Я могу с уверенностью сказать, что наши исследования в этой области находятся впереди других. Думаю, что в конце 2019 года мы уже сможем предложить это топливо рынку.
Кроме этого, у нас есть и другие способы улучшения надежности ядерного топлива. Например, есть программа «нулевого отказа». Речь идет о том, чтобы резко уменьшить, а в идеале достичь вообще полного отсутствия случаев разгерметизации тепловыделяющих элементов во время эксплуатации ядерного топлива в реакторах. Это очень важная тема, потому что оболочка твэлов — это один из барьеров безопасности ядерных реакторов. Мы работаем и над тем, чтобы экономика реактора улучшалась — например, за счет повышения обогащения топлива ураном-235 или увеличения глубины его выгорания.
Кроме этого, продолжаются работы по снижению себестоимоcти топлива. На каждом предприятии «ТВЭЛа» есть такая комплексная программа. Но есть и программа уровня всей топливной компании, которая касается, например, компактизации производства.
Такой проект реализуется сейчас во Владимирской области. Он подразумевает объединение производств газовых центрифуг, которые расположены на Ковровском механическом заводе и «Точмаше» во Владимире. Между ними расстояние 70 километров. На 75-80% их компетенции пересекаются, поэтому было принято решение высвободить наиболее ликвидную площадку во Владимире и сосредоточить производство на площадке в Коврове. Тем самым мы отдаем будущим инвесторам, работающим в альянсе с областным правительством, эти площади для будущего развития и для трудоустройства персонала «Точмаша», который не захочет ехать в Ковров.
Это один из глобальных проектов топливной компании. Ранее уже был реализован проект по сосредоточению производства гексафторида урана, конверсионного производства на площадке «Сибирского химического комбината» в Северске.
— Одним из главных прорывов Росатома за последние годы по праву называется проект ядерного топлива «ТВС-Квадрат» для западных реакторов типа PWR, вышедший на этап конкретных контрактов. Есть договоренность с США об опытной эксплуатации этого топлива, а со Швецией — о коммерческих поставках. Как идет развитие этого сотрудничества?
— Шведские партнеры очень довольны этим топливом. Оно работает у них уже более трех лет. С ним не произошло никаких происшествий. Для нас опыт эксплуатации «ТВС-Квадрата» в Швеции стал очень значимым, и, думаю, что глядя на шведских коллег, консорциум американских энергокомпаний тоже проявил интерес к этому топливу. Теперь у нас в США очень хороший партнер — General Electric. Это большое подспорье. Мы работаем в полном взаимопонимании друг с другом.
— А почему американские энергокомпании заинтересовались «ТВС-Квадратом»?
— Во-первых, у нашего топлива хорошие эксплуатационные и экономические характеристики. Во-вторых, потенциальный заказчик получает возможность диверсифицировать свои поставки. За рубежом прекрасно понимают высокий уровень инновационности нашего продукта. Мы быстро внедряем новшества. И все лучшее, что у нас появляется, используем для создания более совершенного топлива. Взаимоотношения по «ТВС-Квадрату» развиваются. Я не могу сказать, что мы идем без сучка и задоринки из-за внешнеполитической ситуации, но работа продвигается.
— Приходится, очевидно, учитывать не только внешнюю политику, но и внутриполитические процессы в США. Предпосылок для остановки проекта нет?
— Нет. Более того, нашим будущим американским потребителям очень интересна и тема толерантного топлива.
— Не так давно произошли два знаковых события — были подписаны контракты на поставки ядерного топлива для будущей египетской АЭС «Эль-Дабаа» и на строящуюся сейчас Белорусскую АЭС, причем на весь срок эксплуатации этих станций. Какие преимущества получат заказчики от таких "вечных" контрактов?
— Росатом в данном случае предлагает комплексную услугу, в которую входят не только строительство АЭС, но и сервисные услуги, и обучение персонала, и поставки ядерного топлива, что сразу значительно сокращает транзакционные издержки у страны-потребителя.
А комплексное предложение — это существенно иной подход к ценообразованию. Речь идет о том, что страна, которая решает обзавестись собственной атомной энергетикой, смотрит на цену электроэнергии, которая будет вырабатываться на АЭС. Эта цена зависит в том числе от топливной составляющей. И если ты заранее знаешь стоимость этой доли, то можно смело прогнозировать и стоимость киловатт-часа электроэнергии с АЭС.
— Расскажите, пожалуйста, о позиции «ТВЭЛа» в текущей ситуации с использованием ядерного топлива Westinghouse на Украине. Тем более что совсем недавно стало известно, что оператор украинских АЭС НАЭК «Энергоатом» продлил договор с Westinghouse о поставках топлива.
— У «ТВЭЛа» есть действующий контракт с «Энергоатомом» до конца срока эксплуатации украинских энергоблоков, который мы намерены неукоснительно исполнять. Рассчитываем, что такого же прагматичного подхода будут придерживаться наши украинские коллеги. Недопустимо, чтобы в такую тонкую материю, как атомная энергетика, вторгались политизированные решения, безопасность остается здесь ключевым приоритетом.
Мы официально не уведомлены, в каких реакторах на Украине сейчас используется американское топливо и не располагаем точной информацией о его характеристиках. На других рынках ситуация иная — и операторы, и регулирующие органы сегодня стремятся к абсолютной прозрачности и взаимному обмену информацией между производителями топлива.
Тем не менее наше сотрудничество с НАЭК «Энергоатом» насчитывает уже более 20 лет, и мы со своей стороны делаем все, чтобы сохранить и укрепить его.
— Каким образом?
— Мы делаем то же, что и на других рынках — предлагаем новое, усовершенствованное топливо. Мы уверены, что можем предложить украинским партнерам самое эффективное топливо на рынке, с улучшенными характеристиками, очень привлекательное как по техническим параметрам, так и по ценовой составляющей.
— В начале нашей беседы вы отметили, что у «ТВЭЛа» сейчас еще недостаточна доля выручки по новым, неядерным, бизнесам. Как вы намерены развивать этот сегмент работы компании и каковы у «ТВЭЛа» здесь цели?
— Есть задумки в этой области. В части новых бизнесов мы ставим перед собой на следующую пятилетку задачи гораздо более амбициозные, чем в традиционной, ядерной, части. Хотим кратно повысить выручку по новым бизнесам, используя все свои преимущества и компетенции. И это должен быть рост не в два раза, а в десять и более раз.
Но это должны быть инновационные продукты. Мы понимаем, на какие новые рынки можем выйти и как много придется достроить для того, чтобы сделать это. И сейчас создаем так называемых интеграторов по тому или иному новому направлению. Предстоит решить, какие активы будем у себя собирать и использовать в рамках проектного управления. Отрасль поверила в нас — принято решение, что «ТВЭЛ» на отраслевом уровне является интегратором по аддитивным технологиям, то есть по технологиям 3D-печати, и по накопителям энергии.
— Как раз совсем недавно сообщалось, что создана компания «Русатом — Аддитивные технологии».
— Да, мы будем выпускать 3D-принтеры и металлические порошки к ним. Это такая мини-управляющая компания, для которой мы должны определить рамки работы и какие активы под нее собрать.


Источник: РИА «Новости»
Наталья Никипелова: «ТВЭЛ» готовит «противоаварийное» топливо для АЭС»
Наталья Никипелова: «ТВЭЛ» готовит «противоаварийное» топливо для АЭС»