RU
Никто не знает о безопасности в атомной отрасли больше, чем генеральный инспектор Росатома Сергей Адамчик. В интервью газете «Страна Росатом» он рассказал об обеспечении безопасности и охране труда на предприятиях ядерного энергетического и промышленного комплекса и пояснил, почему избыток нормативов и требований мешает обеспечивать безопасность.
— Какое значение вы вкладываете в понятие безопасности применительно к Росатому?
— Для меня безопасность — это исключение вреда для человека и окружающей среды при применении наших технологий. Понятно, что при численности персонала в отрасли больше 250 тыс. человек сложно полностью исключить случаи травматизма, хотя этим нужно постоянно заниматься.
Термин «безопасность» у нас имеет разное значение: ядерная безопасность, радиационная безопасность, промышленная безопасность, экологическая безопасность… Но вообще речь должна идти прежде всего о безопасности человека — как на производстве, так и вне производства. Все, что у нас называется безопасностью, на самом деле указывает на разные виды опасностей, от которых нужно защитить человека.
— Как изменился уровень безопасности на предприятиях атомной отрасли за 10 лет существования Росатома?
— Нет единого критерия, который позволил бы дать однозначный ответ — безопасно или небезопасно. Безопасность зависит от множества факторов. Это и квалификация работников, и безопасность техники, и грамотные проектно-конструкторские решения. Если брать атомные электростанции, то в последние годы не было ни единого повода усомниться в их безопасности. Причем я говорю обо всех АЭС, разработанных нашими специалистами, в том числе и тех, что работают за рубежом.
Если брать другие производства, они тоже работают практически безаварийно. Конечно, трудности бывают, но мы их обсуждаем и решаем.
Что касается травматизма на производстве, то, к сожалению, он не исключен полностью. Статистика показывает, что на наших предприятиях его уровень в три раза ниже, чем средний по Российской Федерации. Впрочем, это не повод говорить, что мы всего достигли. Нужно продолжать работу по снижению травматизма. И этот вопрос решается. В 2016 году 83% предприятий Росатома отработали без случаев травматизма. Значит, это возможно. Они — пример для остальных.
Взять горнорудное производство — наши урановые шахты на Приаргунском комбинате. У всех шахтеров обычно высокий риск травматизма, но сегодня на горнодобывающих предприятиях Росатома он практически сведен к минимуму. Это - результат большой работы.
— Что, на ваш взгляд, нужно поменять в системе охраны труда на предприятиях?
— Безопасность всегда опирается на ответственность и квалификацию работников. Если в этих вопросах будет все нормально, то и с охраной труда мы все проблемы решим.
— Сейчас многие говорят о роботизации производств. Как роботизация может повлиять на промышленную безопасность?
— У нас роботы пока широко не используются. А вот информационные технологии применяются. При их использовании мы должны понимать, что есть угроза кибератак. Мы должны быть к ним готовы. Система защиты от кибератак в Росатоме уже создана. Она будет применяться на предприятиях. Кроме того, мы разрабатываем нормативы ИТ-безопасности.
Что касается роботизации, то пока сложно сказать, как она повлияет на безопасность,— уж очень быстро меняется мир. Меняются технологии. И обычно новые технологии имеют большую производительность и большую безопасность.
— Соответствует ли уровень компетенций персонала Росатома тем задачам, которые приходится решать при обеспечении безопасности на производстве?
— Квалификация персонала у нас пока на хорошем уровне. Но сейчас идет смена поколений. Наша задача — не упустить вопросы квалификации и компетенции в ходе этого процесса. Молодым сотрудникам нужно приобретать опыт. Безопасность нужно чувствовать. Нужно не только знать нормативные документы, но и понимать, что неправильные действия могут привести к возникновению опасной ситуации.
— Как будут дальше развиваться требования к обеспечению безопасности в атомной отрасли?
— Нормативные требования к безопасности у нас пишут и принимают государственные структуры. И меня беспокоит, что этих требований становится очень много.
Я в своих докладах в последнее время применяю термин «инфляция нормативных требований». Есть требования, несоблюдение которых может привести к аварии. А есть требования, связанные с культурой производства. Те требования, нарушение которых приводит к аварии, должны выполняться безоговорочно. Как я уже сказал, сейчас надзорные органы выпускают большой объем нормативных требований, и человек может потерять приоритеты в обеспечении безопасности. Одно дело, когда есть три правила, которые нужно выполнять, другое — когда таких правил 300. И все они на федеральном уровне прописаны. Тут немудрено перепутать главное и второстепенное.
 — Почему увеличивается объем требований к обеспечению безопасности?
— Потому что разработка таких требований стала своего рода бизнесом. Сейчас одна из насущных проблем безопасности — регулирование разработки новых требований. Необъятный объем требований становится препятствием в обеспечении безопасности. Мы стараемся принимать участие в разработке нормативов и требований, но иногда приоритет не за нами, к сожалению. Поэтому нам необходимо самим выбирать из всего объема документации те нормативы и требования, которые наши люди должны знать и соблюдать. Хотя бывает и такое, что одно требование накладывается или даже противоречит другому.
— Какие факторы будут ключевыми в обеспечении безопасности через 5–10 лет?
— Основные принципы обеспечения безопасности в области использования атомной энергии формулируются на международном уровне. И они применяются в наших нормативных документах. Безопасность — понятие экономическое. Ее обеспечение — это всегда баланс между требованиями безопасности и стоимостью. Этот баланс выдерживается в мире, и я надеюсь, что у нас он тоже будет сохраняться.



Источник: Газета «Страна Росатом»
Сергей Адамчик: «Для меня безопасность — это исключение вреда для человека и окружающей среды при применении наших технологий»
Сергей Адамчик: «Для меня безопасность — это исключение вреда для человека и окружающей среды при применении наших технологий»